«Справедливость не достигнута»: как отреагировали адвокаты на приговор Мамаеву и Кокорину

Футболист Александр Кокорин будет подавать апелляцию на приговор суда. Об этом заявила его адвокат Татьяна Стукалова. Нападающего приговорили к полутора годам колонии общего режима. В свою очередь, представитель Павла Мамаева Игорь Бушманов после оглашения приговора отметил, что суд не учёл ряд доказательств, представленных защитой.«Справедливость не достигнута»: как отреагировали адвокаты на приговор Мамаеву и Кокорину

  • © Агентство городских новостей «Москва»

«Наказание излишне строгим не является»

Адвокат Дениса Пака Наталья Шатихина заявила, что её клиент доволен приговором Кокорину и Мамаеву. Назначенное им наказание, по мнению чиновника Минпромторга, является справедливым.

«Мы удовлетворены приговором. Считаем, что он достаточно справедлив как с юридической, так и с моральной точки зрения. С самого начала мы говорили о том, что кара и строгое наказание не являлись нашей целью. Важно, что состоялось решение суда. Поскольку к моменту вступления в силу приговора подсудимые с учётом срока в СИЗО фактически отбудут большую часть наказания, после вступления приговора в силу у них появляется право на условно-досрочное освобождение. Поэтому наказание излишне строгим не является», — заявила Шатихина.

Также по теме
«Справедливость не достигнута»: как отреагировали адвокаты на приговор Мамаеву и Кокорину
Полтора года колонии общего режима: Пресненский суд вынес приговор Кокорину и Мамаеву по делу о драках

В Пресненском районном суде Москвы огласили приговор по делу об избиении главы департамента Минпромторга Дениса Пака, гендиректора...

Юрист добавила, что процесс над Кокориным и Мамаевым не был показательным и их статус не повлиял на приговор.

«В этом деле говорить о «футболистах», «звёздных фигурантах дела» и показательном процессе, наверное, не совсем правильно. Это необоснованно задевает огромное количество людей, для которых футбол — страсть. Никто из потерпевших в то утро не узнал в подсудимых спортсменов. Были люди, которые напали на других людей. Очень важно, на наш взгляд, дать посыл обществу, что подобное поведение неприемлемо. Изначально мы понимали, что с противоположной стороны будет задействованы мощнейшие PR-ресурсы, а основным средством воздействия станет обвинение в провокациях самих потерпевших», — сказала Шатихина после вынесения вердикта.

Прокурор Светлана Тарасова заявила, что сторона обвинения рассмотрит возможность обжаловать решение суда по оправданию Кирилла Кокорина. С её слов, процесс над ним и футболистами проходил в рамках закона.

«Суд согласился полностью с квалификацией гособвинения. Всем лицам назначены реальные сроки лишения свободы. Что касается оправдания Кокорина-младшего по статье 116, вопрос с апелляцией будет решён при получении копии приговора. Вопрос с обжалованием будет решён при полном изучении её копии. То же самое касается решения суда по отсутствию предварительного сговора. Процесс был полностью проведён в рамках уголовно-процессуального законодательства», — заявила Тарасова после оглашения приговора.

«Приговор очень формальный»

Адвокат Александра Кокорина Татьяна Стукалова заявила, что сторона защиты обжалует приговор, так как в него не были включены показания подсудимых.

«Приговор будет обжалован. Мы считаем, что весь приговор построен на показаниях потерпевших. Всё, что показывали свидетели в суде, было недостаточно отражено в приговоре. Мы получаем копии приговора, он вступит в силу в течение десяти дней и будет обжалован в суде апелляционной инстанции. Считаем, что приговор очень формальный», — заявила Стукалова.

Юрист призналась, что приговор суда не стал неожиданным, хотя её удивило, что суд несколько смягчил обвинение, но назначил наказание, запрошенное прокуратурой.

«Подсудимые отреагировали по-разному, ничего особенного не говорили. Они считали, что суд немного уменьшит срок, и мы полагали, что суд проявит гуманность, но он этого не сделал, оставив ровно те же сроки, несмотря на то что и квалификация «ушла», и Кирилл был оправдан. Не сказать, что это полная неожиданность, мы прокручивали в голове все возможные варианты, но считали, что перед 9 мая суд проявит гуманность», — сказала она.

«Вы видите, что был лёгкий вред здоровью, экспертиза не установила ударов Соловчуку по туловищу, количество их не уточнено. Было очень странное обоснование по эпизоду с Соловчуком в отношении Александра: суд так и не установил нанесение ударов с его стороны. Приговор состоит из 58 листов, мы должны его вычитать, чтобы написать жалобу», — добавила Стукалова.

Другой представитель Кокорина-старшего Андрей Ромашов рассказал, что его подзащитный может воспользоваться правом на условно-досрочное освобождение, но не сделает этого до апелляции.

«УДО допускается после отбытия половины срока наказания. В нашем случае она уже прошла: они отбыли 10,5 месяца лишения свободы с учётом пребывания в СИЗО, а для УДО достаточно 9,5 месяца. Нам сначала надо дождаться апелляции. Если абстрагироваться от юридических тонкостей, что даст пребывание в СИЗО ещё два лишних месяца? Есть же пределы разумного», — заметил Ромашов.

«Апелляция будет назначена месяца через два, может, три или полтора. К тому времени они отбудут ещё три месяца. Надеюсь, суд проявит гуманность и сократит наказание до разумных пределов. Точно не могу сказать, когда они выйдут. Хотя срок УДО подошёл, суд никогда не определяет его день в день, тем более если осуждённые не отбыли шесть или хотя бы три месяца на «зоне», — сказал юрист.

«Верховный суд установил, что содержание в СИЗО не отвечает задачам наказания — исправлению и перевоспитанию. Им надо какое-то время пробыть в колонии. Поэтому нет смысла отказываться от апелляции и ехать сейчас в колонию», — добавил он.

Ромашов также подробно объяснил, почему не согласен с решением суда и почему приговор можно было вынести гораздо раньше.

«По первом эпизоду с Соловчуком были допрошены десять свидетелей, все они говорили в пользу подсудимых. Но вот один потерпевший говорит вопреки эти показаниям, причём его показания лживы и непоследовательны, он путает количество ударов и обстоятельства. Вопреки установленному порядку судопроизводства об оценке доказательств, приговор основан только на показаниях потерпевшего. Зачем было допрашивать свидетелей? Сразу можно было допросить потерпевшего и сдать приговор. По второму эпизоду с Паком было 17 свидетелей, 15 говорят в пользу подсудимых. Но учтены только показания потерпевшего», — сказал адвокат.

Стукалова также напомнила, что Кокорин сейчас испытывает проблемы со здоровьем, но намерен вновь заниматься спортом профессионально.

«Насколько мне известно, Кокорин и Мамаев планируют вернуться в футбол. Хотя, по заключению врача «Зенита», у Кокорина происходит атрофия мышцы, потому что он не прошёл полностью реабилитационный период. У него идёт растренированность. СИЗО не интересуют прописанные ему процедуры, выполнять их он не может», — заметила адвокат.

«Павел стоически воспринимает все решения»

Представитель Павла Мамаева Игорь Бушманов тоже не согласился с приговором и отметил, что вопрос с апелляцией будет решён после встречи с футболистом.

«Фактически суд согласился с предложением гособвинения по наказанию. Суд только переквалифицировал эпизод с хулиганством, исключив предварительный сговор и признав менее тяжкий состав преступления. Но в целом оставил ту квалификацию, которая первоначально предлагалась следствием. Суд сам определил меру и вид наказания и постановил, что такое решение будет справедливым. Мы считаем, что не было основания вменять нам 213-ю статью и из-за неё назначать наказание в виде лишения свободы. Если бы сегодня приговор вступил в законную силу, то уже можно было бы обращаться за УДО. Пока не можем сказать, останутся ли обвиняемые в Москве. Все подобные вопросы будут решаться после апелляции», — сказал Бушманов после заседания суда.

Также по теме
«Справедливость не достигнута»: как отреагировали адвокаты на приговор Мамаеву и Кокорину
«Последнее слово»: суд вынесет решение по делу Кокорина и Мамаева 8 мая

В Пресненском суде Москвы завершились слушания по делу братьев Александра и Кирилла Кокориных, Павла Мамаева и Александра...

Юрист рассказал, что его подзащитный планирует вернуться в футбол и остаётся игроком «Краснодара».

«Павел стоически воспринимает все решения суда. Мы встретимся 13 мая и более подробно обсудим дальнейшее обжалование приговора. В настоящее время он является игроком «Краснодара». Павел намеревается продолжить карьеру футболиста, и пребывание в СИЗО не мешает его планам. По мере возможностей он поддерживает физическую форму. Когда он выйдет, то найдёт возможность применить свои спортивные способности», — сказал Бушманов.

Адвокат заметил, что не все доказательства в защиту Мамаева были учтены судом, а сам он понёс наказание за чужие проступки.

«Справедливости в этом деле не было достигнуто. Хотя суд создал все условия для обеспечения состязательности сторон, не все наши аргументы были обоснованы в приговоре. Некоторые представленные доказательства были действительно важными для принятия процессуального решения, но суд почему-то не посчитал их достаточными для признания допустимыми в данном деле. Хотя это не так, и наша позиция в том числе обосновывалась позицией Верховного суда, который говорит, что нельзя всем отвечать за действия одного с применением предмета в качества оружия. Суд же посчитал, что не было одного конкретного исполнителя, и раз Мамаев сидел за одним столом с другими, то он должен отвечать за других лиц», — заявил Бушманов.

Ответственный секретарь Общественной наблюдательной комиссии Москвы Иван Мельников считает, что футболисты могут смело рассчитывать на УДО и не дожидаться апелляции, чтобы раньше выйти на свободу.

«После того как они получат все необходимые документы, можно рассчитывать на УДО. Особенно это актуально для Мамаева, который имеет благодарность от руководства СИЗО. Если суд будет учитывать все характеристики, а также наличие несовершеннолетних детей у всех обвиняемых, то есть шанс получить УДО. Никто из них не нарушал закон во время пребывания в СИЗО, проблем с ними не возникало. Если они останутся в СИЗО для обжалования приговора, это может затянуться на полгода, такое бывает. Наверное, для них наиболее оптимальным решением было бы согласиться с приговором, потому что тогда обвиняемые смогут подать документы на УДО», — сказал Мельников.

Источник: russian.rt.com

Понравилась статья? Поделить с друзьями: